Игра на выживание

игра на выживание

 ”Я покупаю соль, прокаливаю в духовке, чтобы избавиться от лишней влаги, пакую в пластиковые канистры для пищевых продуктов. Дополнительно герметизирую и зарываю в нужном месте. Сейчас запас около тонны”, – рассказывает Степан.

Степану 28 лет. Крупу, тушенку, чай и шоколад он сложил в пластиковые контейнеры, ряды которых покоятся вдоль стен. Этих припасов должно хватить примерно на год. Мебель в квартире подобрана так, чтобы при случае можно было пустить на дрова. “Чистая сосна”, – замечает Степан, придвигая табурет. Впрочем, вязанка дров лежит тут же, рядом с печью “Профессор Бутаков”, модель “Студент”.

Всё это пригодится, когда наступит БП — большой п., то есть неприятность. Те, кто ждут наступления БП, называют себя выживальщиками, или сурвайвалистами. Таких, по разным оценкам, только в Петербурге более 10 тыс. человек. Сочувствующих — гораздо больше. При этом с начала кризиса ряды апологетов выживания растут в геометрической прогрессии. По одной из версией, именно в Петербурге-Ленинграде, с его генной памятью о блокаде и голоде, теория выживания имеет наиболее благодатную почву.

Так или иначе, эти люди уже не удивляют даже экспертов. “Тонна соли? Это нормально, – реагирует Елена Сидоренко, доцент кафедры психологии СПбГУ. — Я сама купила килограмм тридцать различных круп, и мы их съели”.

Предчувствие

Выживальщики – люди, готовящие себя к наступлению БП и готовые к нему, где бы он их ни застал – в квартире, офисе, на прогулке. При себе они имеют минимальный “боекомплект” – перочинный нож, спички и план действий на случай БП. Эти люди, как правило, имеют навыки стрельбы и ведения рукопашного боя, владеют оружием. Они подозрительны и в любом постороннем видят провокатора или сотрудника правоохранительных органов (по этой причине фамилии героев в тексте не названы). Многие из сурвайвалистов военные или увлекающиеся туризмом и охотой, поэтому снаряжение для жизни и охоты в лесу у них есть. Когда “грянет” – не пропадут.

О БП впервые заговорили с начала 2000-х годов. В 2001 году вышла и разошлась на цитаты книга Валентина Пономаренко “Проблема 2033″, которая представляет собой переучет всех ресурсов, имеющихся в распоряжении человечества (большая часть книги – графики и таблицы). Автор приходит к выводу, что их хватит ровно до 2033 года, после чего люди начнут истреблять друг друга в поисках пищи. Чтобы этого не произошло, по мнению автора, население планеты не должно превышать 2 млрд человек.

В художественной форме ту же идею выражает сетевой автор, называющий себя Беркем Аль Атоми, автор практических пособий по выживанию “Другой Урал”, “Мародер” и “Каратель”. На его сайте действует одно из самых крупных сообществ выживальщиков. Фантазию последователей подогревает и компьютерная игра S. T. A. L. K. E. R., в которой документально воссоздана обстановка Чернобыля после взрыва на АЭС. Игра разошлась в России и СНГ тиражом более 1,5 млн копий.

Но все эти апокалиптические картинки так и оставались бы пустыми фантазиями, если бы в 2008 году не грянул настоящий БП – глобальный экономический кризис.

Помимо просто людей впечатлительных, компанию выживальщиков пополнили типичные представители среднего класса. На форумах появились разделы “Вести с полей”, “Новости”, “Звоночки”, где можно найти свежую информацию по регионам о сокращении работников предприятий и количестве продуктов в магазинах, данные о внешнеторговом обороте России и просроченных кредитах. Показатели ежедневно изменяются в худшую сторону, и это приближает наступление БП.

“По совету друзей я прочитал трилогию Беркема, но мысль пришла раньше. Что я буду делать, если государство не станет выделять на меня отделение “Вымпел” и артполк, когда начнется плохое, а огромному количеству людей вокруг меня перестанут привозить еду, лечить, защищать и делать всякие приятные вещи”, — описывает типичные страхи выживальщиков 22-летний связист Тимур.

В пределах нормы

“Я не сектант, не верю в мировую войну, путч, метеоритный дождь и нашествие марсиан. Но я верю в то, что меня могут сократить на работе, верю, что может произойти замыкание на подстанции и отключат электроэнергию в доме или воду на неделю в связи с аварией и т.д. Исходя из этого я и подготавливаюсь, — говорит Александр – без пяти минут кандидат экономических наук и менеджер крупной компании.

В ноябре, когда Россия внезапно перестала быть тихой гаванью в море бушующего кризиса, Александр отправился в магазин и создал запас продуктов “на случай ухудшения финансового состояния в семье” — крупы, макаронные изделия, сахар, консервы, прочие продукты длительного хранения. Детское питание, несколько упаковок соков, тертых яблок, памперсов, десяток бутылей воды в 19-литровых кегах. Не особенно много — обычный встроенный шкаф и несколько полок. “Справедливости ради хочу отметить, что это, помимо безопасности, имеет и экономическую выгоду, так как, к примеру, сахар все равно используется, а цена на него растет”, – рассуждает Александр.

Выживальщик Степан тоже сберёг тонну соли не для личного потребления. В будущем она, по его словам, будет универсальной валютой. Когда наступит транспортный, энергетический, а значит, и продовольственный коллапс, соль позволит сохранять грибы, овощи и все то мясо, что удастся “наохотить”, ведь каждому взрослому мужчине снова придется стать охотником.

В леса

Среди выживальщиков есть 1,5-2% тех, кто решил не дожидаться, “когда наступит”, а уже с год живут в лесу, вдали от людей, привыкают к новым условиям. Самые известные из них – это сам Беркем Аль Атоми, обитающий где-то недалеко от Казани, и киевлянин Виктор Сергиенко, он же Кошастый. Несколько человек, по слухам, выживают в Ленинградской области, с десяток в Подмосковье. На юге России счет пошел на сотни.

“Питер и Москва, как мне кажется, в силу более благополучного по сравнению с другими регионами состояния экономики меньше всего располагают к расширению количества выживальщиков. И если у кого-то и появляются такие идеи, то он не стремится к их афишированию”, — полагает адвокат Александр.

Для самих выживальщиков вопрос ухода в лес не решен однозначно и окончательно. Одни предлагают все необходимое погрузить, например, в бочку, у кото-рой верхняя крышка с горловиной притягивается к самой бочке при помощи стального полукруглого профиля с нехитрой гайкой и болтиком. Саму бочку нужно хранить в скалах или в лесу под ветками.

Некоторые практики выживания делятся советами, как купить бункер или оборудовать его на дачном участке. В случае наступления БП они покинут городскую квартиру и двинутся к месту хранения запасов, которые позволят перекантоваться месяц-другой. Что дальше — неизвестно.

Законченные сурвайвалисты, однако, отмечают, что набранное в кучу добро — это якорь, приковавший тебя к месту. Такой человек легко станет мишенью для остальных, “когда начнется”. Поэтому, считают они, уходить надо налегке. “Нычка” должна быть небольшой – герметичный пищевой контейнер величиной с мыльницу. Содержимое: перочинный нож, спички, сухое горючее, кусок свечи, лезвие бритвы, рыболовные крючки, небольшой компас, иголки, булавки, нитки, кусок шпагата.

Есть среди выживальщиков и эстеты-эпикурейцы. “Я сам хочу, так сказать, несколько уединиться, но это дом на горе в зеленке за 50 км от Сочи с удобствами: генератором, родниковым трубопроводом. Как организовать радио и Интернет, я в курсе, так что я совсем не прочь побыть отшельником”, – рассуждает Тимур.

Один дома

Те, кто избрал технику обороны от врагов и мародёров в домашних условиях, обзавелись, во-первых, двойными дверями; во-вторых, стальными решетками на окнах; в-третьих – герметичными многокамерными окнами; в-четвертых и так далее – противогазами, комплектами фильтров на все случаи жизни, зарегистрированным оружием с боекомплектом, огнетушителями, аптечкой и хирургичес-ким инструментом. У петербургской ячейки есть поквартальный план защиты города от врага: территория – поделена на квадраты, за каждый участок назначен ответственный.

Впрочем, есть и скептики. “Ну, если у мужчин есть пулеметы, карты с отметками арсеналов плюс мозги и Вожак – все получится. Если речь идет о двух двустволках и ножиках, мне их искренне жаль”, – вздыхает Тимур.

Александр убеждён, что события уже начались, люди просто боятся замечать это: “Все зависит от конкретной местности, социума и общего уровня благосостояния отдельно взятого населенного пункта. Больше чем уверен, что в малых населенных пунктах, в которых основная часть населения жила только за счет одного-двух работодателей, разорившихся или просто прикрывших производство в связи с мировым кризисом, люди уже начали смотреть на соседей немного под другим углом.

Если ничего не произойдет весной (имеется в виду война на Кавказе) и не произойдет чуда в экономике России, то зимой 2009-2010 можно ждать большого роста преступности именно на почве имущественных преступлений. Это кражи и выросшие из них грабежи и разбои. Вопрос только в объективности статистики и объеме реальной информации, которая будет доводиться до граждан”.

Многие выживальщики в ожидании БП не только запасают продукты, но и усиленно тренируются.

Автор: Ирина Силачёва

Читайте так же: