Дорога длиною в реку

У входа в затерянный мир

Начавшийся ещё ночью и продолжающийся утром моросящий дождь заставляет нас, не завтракая, преждевременно свернуть ночёвку и двинуться дальше в путь. Перекусить останавливаемся на каменистом берегу часом позже, когда прекращается дождь. Под затяжным дождём, не прекращающимся несколько часов, движемся вверх по Ориноко. На горизонте становится видна гора Япакана, а широкая река постепенно становится уже.

Под горой Япакана процветает нелегальная золотая лихорадка. Более того, здесь появились даже незваные старатели из Бразилии и Колумбии. Удивительно, но этот нелегальный лагерь располагается здесь до сих пор. Национальная гвардия Венесуэлы знает о существовании незаконного прииска, но не принимает никаких активных мер по его закрытию. Мой проводник предполагает, что основная причина спокойного функционирования неофициальной золотодобычи на виду у властей, скорее всего, кроется в банальной коррупции: кому-то из гражданских или военных чиновников это просто выгодно.

Через день пути достигаем деревни Киратаре, где живут индейцы куррипако и рядом с которой остаёмся ночевать на пологом каменистом берегу рядом с деревней. Всю ночь возле лодки плещется иния —амазонский дельфин (Inia geoffrensis humboldtiana). А с утра недалеко от нашего лагеря замечаем семейство речных выдр (Pteronura brasiliensis).

К концу следующего дня достигаем величественного горного массива Серо – Дуида, древних гор – тепуи, поражающих своим фантастическим, каким-то первобытным видом, у подножия которых расположился посёлок Ла – Эсмеральда. В Ла – Эсмеральде имеются добротная асфальтированная взлётно-посадочная полоса, католическая миссия, церковь, запасы горючего, магазины. Однако жилые дома посёлка представляют собой убогие строения, растянувшиеся более чем на километр вдоль берега реки. Кругом царят нищета и грязь. В Ла – Эсмеральде живут представители нескольких индейских этносов. Яномамо выделяются среди них, прежде всего, своим внешним видом: мочки ушей проколоты, мужчины держат за нижней губой свернутую из табачных листьев колбаску —выделяемый табачный сок притупляет чувство голода.

В Ла – Эсмеральде нас представляют коренастому мужчине – яномамо средних лет —капитано области рек Окамо и Путако. Во власти и компетенции этого человека дать нам разрешение на посещение отдалённых шабоно (огороженных посёлков) индейцев яномамо в верховьях этих рек. В случае отказа капитано наша экспедиция вынуждена будет отправиться на реку Касикья – ре, в устье реки Сиапы, где расположена другая деревня яномамо, стоящая ниже труднопреодолимых порогов. Но для нас это менее интересный вариант. Капитано хочет получить за свою услугу деньги. Мы не хотим платить ему большие деньги и после непродолжительных переговоров сторговываемся с ним на меньшей сумме, а также дарим ему охотничий нож и карманный электрический фонарик. Все остаются довольными.

Радушный приём

На реке Окамо встречаем каноэ, битком заполненное яномамо и их скарбом: бананами, луками, стрелами. Они медленно дрейфуют вниз по течению —у них нет бензина для подвесного мотора, бесполезным грузом лежащего на дне их лодки. Мы даём им немного бензина из наших запасов. Среди прочих плавательных средств в этой местности нам встречаются и несколько довольно примитивных каноэ. Индейцы яномамо не имеют традиции строить сколь – либо качественные добротные лодки. Каноэ, которые они изготавливают сегодня из целого ствола дерева, имеют грубую форму с плохо обработанными бортами и днищем, со стесанными под прямым углом концами. Пробуя самостоятельно делать плавательные средства, яномамо всего лишь пытаются неумело подражать своим ближайшим индейским соседям екуана, достигшим в этом деле высокого мастерства.

Уже совсем недалеко от устья реки Путако, в живописном месте с видом на горы Серра – Мавети, сгруппировались, образовав широкий круг, стогообразные хижины и открытые навесы общины маветитери. Местный народ приветлив. Многие жители деревни одеты традиционно, некоторые мужчины ходят в набедренных повязках из красной хлопчатобумажной ткани. Под крышей одного из навесов нас угощают сладким напитком из бананов, чашку с которым мы пускаем по рукам, разделяя угощение с радушными хозяевами.

На разноцветный бисер, рыболовные принадлежности и зажигалку я меняю у маветитери мужские украшения для рук, называемые яномамо пауши, изготовленные из высушенной шкурки птицы паухиль с сохранившимися на ней перьями.

Пачобекитери

Небольшая деревня яномамо, мимо которой мы проплываем, не останавливаясь, встречается на нашем пути в самом устье Путако, левом притоке реки Окамо.

По дороге к пачобекитери за порогом на реке Путако нам встречается ещё одна деревня яномамо. Капитано говорит, что ещё пять лет назад она представляла собой большой поселок шабоно. На берег реки выходят люди как в трусах и футболках, так и в набедренных повязках.

Молодой индеец подходит ко мне, спрашивает моё имя, интересуется, всё ли у нас прошло благополучно в дороге, не было ли у нас проблем на Окамо. Он спрашивает об этом просто так, от чистого сердца. Я говорю, что всё сложилось отлично, а их шабоно —замечательное. Довольный ответом парень отходит в сторону. Нам в дар приносят сладкие бананы.

Хилер может всё

У одного из опорных столбов шабоно стоит своеобразное, выдолбленное из ствола пальмы с мягкой древесиной каноэ с вставленными между его бортами распорками, обеспечивающими удержание формы, предназначенное для приготовления банановой каши.

Головы нескольких подростков – пачобекитери, учившихся при христианской миссии Санта – Мария – де – лос – Гуаякас, забиты какой-то миссионерской пропагандой. Святые отцы старались внушить им, что фото – и видеосъёмка — зло, причиняемое народу яномамо. Нельзя принимать от чужаков в подарок бисер и рыболовные принадлежности, а следует брать с них за это деньги, поскольку, делая фильмы и книги, они зарабатывают большие деньги, а яномамо достаются гроши. Возможно, отчасти благодаря и таким миссионерским проповедям, запечатлеть на пленку местных яномамо удается с большим трудом, им обязательно следует дать за это какой-либо небольшой подарок. Некоторые из пачобекитери и вовсе категорически запрещают себя снимать. Но лично я вижу в подобных миссионерских речах лишь желание служителей церкви скорее и основательнее втянуть аборигенов в товарно-денежные отношения, чтобы получить таким образом больший контроль над своими подопечными.

Рано утром все мужчины, за исключением пяти – шести человек, взяв с собой луки и стрелы, ушли в лес на охоту. Капитано говорит, что в этих местах на реке Путако, в горах Серра – Парима находится много священных мест народа яномамо.

После нескольких дней пребывания в шабоно мы решаем покинуть гостеприимную деревню пачобекитери и отправиться к другим яномамо. Как только начинаем собираться, в шабоно подымается настоящий переполох, индейцы сбегаются гурьбой —все опять хотят получить от нас свои последние подарки. Утром стартуем вниз по течению Путако. Несмотря на то что идём по течению, движемся медленно. Уже три дня, как не было дождей. Река обмелела. Нашим мотористам приходится неспешно маневрировать среди многочисленных мелей, камней и завалов из деревьев.

Читайте так же: