Мир после катастроф

мир после катастроф

Во всём мире продолжается дискуссия о развитии земной цивилизации в условиях нарастания глобальных вызовов и угроз. Своё видение мира в эпоху катастроф предлагает писатель, футуролог Дмитрий Калюжный.

Нелинейная физика знает понятие аттрактора: это область фазового пространства, в которую притягиваются все траектории, и достаточно в нее попасть, как энтропия уменьшается и дальнейшая эволюция становится определенной.

Пример для России: ваша машина – в колее, ведущей на колхозную ферму, а вы упорно пытаетесь свернуть в сторону, чтобы попасть в пивную, виднеющуюся на горизонте. Понятно, что кроме поломки рулевого управления, у вас ничего не выйдет, хотя цель ваших руководящих действий была совсем другой. То же самое верно и для мировой эволюции: если развитие определяет одна сильная структура – в нашем случае финансы, – то по ее «колее» вы и поедете. И никуда не денетесь.

Кстати, если вы едете по колее, ведущей в пивную, то ферма будет заброшена, как и все ваше сельское хозяйство. Если вы, находясь между разными «дорогами», планируете попасть, например, в лес, а съезжаете на ту, которая ведет к болоту, то вы и попадете в болото. Яркий пример подобного поведения – все происходившее у нас в России в последние двадцать лет. Когда начиналось, обществу обещали достижения весьма привлекательных целей. Однако были заданы такие «правила игры», осуществлены такие реформы, что наше государство попало в совсем другую колею, а именно ту, что ведет на финансовый рынок. И вот, вместо благоденствия получилось разрушение экономики, обнищание народа, ослабление государства, превращение страны в сырьевой придаток развитых стран.

Итак, понятно, что несмотря на стремление человека всем управлять, очень многие процессы идут сами по себе, то есть самоорганизуются по вполне определенным природным законам, и попытки идти им поперек ухудшают ситуацию. В этом причина принципиальной невозможности исправить некоторые ошибки, сделанные при определении направления развития, этим определяется негодность нынешних методов управления. А вот разумно следовать за природой – совсем другое дело…

мир после катастроф экологический кризис

Что мы имеем сегодня? Глобальный экологический кризис из-за перенаселенности планеты в самом разгаре, но не только его острота, но даже само наличие такового до сих пор не воспринимается людьми в полной мере. Еще более страшен кризис общества. Речь, письменность, искусство, наука и техника – то, что отличает человека от животного, – используются для распространения лжи. Экономика, возникшая как «правила ведения домашнего хозяйства», чтобы стать поддержкой обществам в их выживании среди природы, теперь уничтожает природу и подавляет возможности выживания людей. Деньги – средство осуществления меновых отношений – подмяли экономику, подчинили себе все помыслы людей. Добывание денег превратилось в самоцель, а ценность человеческой жизни, при всех воплях о ее бесценности, сведена к нулю.

Очевидно, что достигаются не те цели, которые могли бы быть желательны для людей. Легко понять, чем закончится этот конфликт природы с человечеством. Биосфера – саморегулирующаяся система; как сумма всех видов на Земле она много сильнее любого из них, поэтому рано или поздно обязательно стабилизирует численность вида или сократит ее. «Нарушитель конвенции» будет возвращен в разумные рамки, вплоть до нулевого уровня, особенно такой упорный, как человек. И лишь когда «колея» в ходе этого перелома окажется размытой, то есть после всемирной катастрофы, можно будет говорить о перемене цели движения.

Вот и получается, что с реалистической точки зрения в ближайшие десятилетия, если не годы, нас ожидает череда всепланетных экологических и финансовых катастроф, естественным образом направленных против человечества. Главный разлом пройдет через все нации и народности, через все страны. Вооруженная и экономическая борьба «стран и религий» внутри всеобщей потребительской цивилизации как способ ее самоуничтожения и так уже идет вовсю. О неустойчивости доллара не говорит только ленивый. Антиамериканизм охватил даже нейтральные ранее слои общества, хотя американцы как нация ни при чем.

Решающим фактором снижения нашей численности может стать голод. Он уже активно «работает» во многих странах. Ежегодно от голода умирают миллионы человек, и хотя пока общая численность увеличивается на порядок, вполне вероятна ситуация, когда число умирающих от голода резко возрастет и станет главным фактором сокращения численности. Это самый естественный биологический вариант решения проблемы. Есть и другие, кроме голода, природные факторы, которые могут прямо и беспощадно сократить нашу численность: паразиты, хищники, загрязнения. Есть и не биологические факторы: газовый состав атмосферы, осадки, климат и т. п.

Численность человечества, как и всякого биологического вида, строго следует за изменением количества пищи, главного показателя биологической емкости среды, и пока ее хватает, все в порядке. Но в отличие от животных, человек сам делает себе еду. Рост объемов продовольствия происходит не по природным причинам; нет, роста добивается человек, распахивая новые земли, выводя новые сорта, внося удобрения, применяя ядохимикаты. И обеспечивать рост суммарного урожая становится все труднее: связанные с этим усилия истощают ресурсы, разрушая и загрязняя среду; в скором времени производство пищи в нужных количествах окажется невозможным, а еще скорее сломаются цепочки доставки ее потребителям.

мир после катастроф ядерная война

Второй вариант снижения численности – не биологический, а социальный: одна из ядерных стран попытается захватить остатки невозобновляемых ресурсов (и мы уже видим подготовку этого сценария), а другие начнут с ней ядерную войну. Сегодня на Земле хватит атомного оружия, чтобы в любое удобное время довести численность человечества до сколь угодно малой величины, а уже идущая война всех против всех быстро закончит «зачистку» планеты от рода homosapiens.

Политический вариант, пропагандируемый некоторыми идеалистами, что все страны могут сознательно ввести ограничение рождаемости и постепенно снижать численность населения, нам вероятным не кажется, потому что плодовитость человека определяется популяционными биологическими механизмами, и никакие решения, идущие от разума, не будут приняты.

Осуществление еще целой группы идеалистических планов, вроде сознательного перехода к Эпохе разумного потребления, или разработки Новой экономической теории, тоже вряд ли вероятно: разум не руководит нашей эволюцией. Наоборот, он постоянно загоняет нас в тупики. Путь, вымощенный «общечеловеческими ценностями», «идеологией открытого общества» и прочими благими намерениями поразительно быстро привел человечество в ад. И само собой понятно, что во имя природы и разумного потребления можно поубивать людей еще больше, чем во имя пролетарского интернационализма или общечеловеческих ценностей.

Вера вместо знания, мифы вместо расчетов, сумерки вместо света – вот с чем мы встретили XXI век. Так что вопрос «что делать?» применительно ко всему человечеству не имеет смысла. Ничего не делать. Природа сама выведет нас на новый уровень жизни, хотя конец будет неприятным. Пройдя через голод, эпидемии, массовую резню и природные катастрофы, человечество постепенно стабилизируется в том состоянии, которое удовлетворит природу. Правда, возможен и нулевой вариант, когда людей не останется. Что ж, наша популяция окажется в хорошей компании: динозавры, саблезубые тигры и прочие милые создания, исчезнувшие с лица Земли. Не зря же в последние годы человечество переболело динозавроманией. А если кто из людского рода и уцелеет, то он и его потомки потеряют все завоевания цивилизации; одичавшие племена в среднем окажутся на уровне жизни народов Севера или бушменов Африки.

Такой «возврат в пещеры» позволит людям устойчиво эволюционировать еще десятки тысяч лет. Но уж больно неказистое будущее получается!.. И вот, если отбросить надежды на спасение всего человечества, остается единственный шанс, вторая попытка для тех, кто выживет. Попытка сохраниться и продлиться с учетом исторического опыта. Попытка жить, признавая первенство прав природы. Попытка использовать накопленные человечеством научные и технические достижения не для получения прибыли, а для сохранения культуры.

Нам иногда говорят, что мы – противники прогресса. Нет, мы сторонники прогресса, но только для нас он не в росте потребления! Потребительство не дает прогрессивного развития, зато губит культуру, превращает природные ресурсы в отходы и подрывает возможности выживания сообществ. Чтобы после катастрофы жить достойно, цивилизованно, культурно, придется навсегда забыть о прогрессивном развитии как удовлетворении возрастающих материальных потребностей человека. И лишь тогда может наступить Эпоха разумного потребления. (А может и не наступить.) Как, где и в каких пропорциях – предсказать нельзя. Но люди наверняка пройдут через Великий отказ, отказ от многих главенствующих ныне представлений и идей, от жадности и себялюбия, а прежде всего от иллюзии, что мы – хозяева природы и Бога. Придется вызубрить наизусть, положив в основу новой идеологии, что:

– если общество (сообщество) по численности, занимаемому пространству и по объему используемых ресурсов приближается к возможностям емкости среды, то дальнейшее его развитие невозможно;

– в случае действия права частной собственности на природные ресурсы расслоение социально-экономической системы принимает крайне обостренные формы, вся социально-экономическая система становится неустойчивой, катится к хаосу и деградации;

– если в каком-либо из государств (мест) природная среда оберегается и очищается от загрязнений, то это вызовет ее деградацию в других странах (местах), прямо или в опосредованном виде;

– пропаганда идей «свободного развития» на деле воспитывает потребительство во всех его мыслимых и немыслимых формах и ведет к гибели сообществ;

– экономика – не цель, а средство;

– излишнее посредничество разрушает стабильность.

И так далее.

Численность населения планеты сократится на порядок, а то и на два. Сохранить достойный уровень жизни удастся далеко не везде. Но везде придется решать целый круг проблем, а среди первых – проблемы идеологические, определение новых понятий прав и свобод. В новых условиях придется не просто ограничивать частную инициативу; надо будет менять отношения между людьми вообще. Маркса можно ругать, можно воспевать (это дело личной склонности), но он в «Экономическо-философских рукописях» совершенно верно определил главный принцип хищнического империализма: «личная свобода человека заканчивается там, где начинается свобода другого». Попросту, моя свобода кончается там, где начинается свобода олигарха. Этот ужасный принцип, по мнению Маркса, уничтожает человека как независимый субъект. Нет денег, чтобы купить воду по предложенной цене? Умри. Твоя свобода кончилась.

Альтернатива этому зверству – принцип «свобода одного – залог свободы другого». Придется возлюбить дальнего не только больше, чем ближнего, но и больше, чем самого себя!

Другая проблема, которая встанет перед остатками человечества, структурирующегося на иных принципах после катастрофы (хотя по уму, начинать надо бы уже сейчас), – переход на новые технологии, прежде всего биотехнологии. Это очень обширная наука, включающая и генную инженерию, и массу прочих направлений. Обратим внимание на замечательный мир микроорганизмов: бактерии, микроскопические грибы и водоросли и прочие микробы. Мы его знаем лишь в малой степени, а между тем мы сами во многом существуем благодаря этому миру, скрытому от нас. Есть среди микробов вредные для человека, есть полезные, есть такие, без которых человек просто не может жить. Надо добиться, чтобы микробы «работали» на нас. С их помощью можно радикально поменять все, включая производство и быт. Правда, при этом следует быть максимально бдительными, не забывая, что микробы в силу своих свойств выживут и при более сложных условиях, чем те, что имеются на планете сейчас, а человек вряд ли…

Третья проблема – энергетика. Будущее – не за ядерной и термоядерной энергетикой, и не за нефтью, газом или углем. Кстати, биотехнология может помочь и в этом.

Возможности решения этих проблем проявятся только после окончания цивилизации, но готовиться нужно уже сегодня.

мир после катастроф изменение человеческого общества

Что должно быть изменено?

– Стиль мышления и сам человек.

– Денежная система.

– Образ жизни и отношение к природе.

И конечно, крайне важны проблемы образования, морали, этики: все то, что делает человека человеком.

О стиле мышления, новой денежной системе и новом отношении к природе мы говорили не раз. А как изменить человека?.. В принципе, многих можно убедить во многом, если объявить, что это модно и престижно. Модно быть бедным, но благородным. Престижно быть щедрым. Но прежде всего самим воспитателям и руководителям нужно понимать, в чем принципиальная разница между «людьми большинства», которых мы имеем сейчас, и «людьми меньшинства». Они тоже уже есть, и были всегда, да только практически никогда не стояла задача сделать их большинством.

Автор: Дмитрий Калюжный

Читайте так же: